Новая Москва (new_muscovite) wrote,
Новая Москва
new_muscovite

Департамент культурного наследия

Есть одна организация, которая в последнее время вызывает моё неподдельное изумление. Организация называется «Департамент культурного наследия города Москвы». Согласно официальным положениям, ее первоочередные задачи заключаются в учете, изучении и охране объектов культурного наследия. В общем, выявление памятников старины, формирование оберегаемых культурно-исторических территорий, сохранение значимых архитектурных объектов, вот это всё.

И вот, я вынужден с прискорбием констатировать, что с указанными задачами организация справляется не очень хорошо. По крайней мере, в нашем конкретном случае. Я не являюсь квалифицированным специалистом в области государственного управления, поэтому не берусь судить, что именно здесь не так. То ли плохо работают сотрудники организации, то ли плохо работают авторы законодательной базы, которая этих сотрудников ограничивает. Но в итоге, мы имеем то, что имеем. Море формализма и бюрократии вместо живой работы по учету и охране реальных объектов, находящихся на территории Столицы.

Напомню, наша ситуация очень проста и прозрачна, никаких разночтений тут в принципе быть не может. Затерянный и забытый храм с историей, насчитывающей четверть тысячелетия, который стоит совершенно беззащитным на закрытой территории и понемногу разрушается. Его ровесники из ближайшей округи давно состоят на учете и охраняются государством. А этот – не стоит и не охраняется. Затаился, затерялся, остался незамеченным. Оказывается, такое бывает. Пусть и не часто.

Как должны были развиваться события дальше, с точки зрения нормальной человеческой логики? Неравнодушные граждане сообщают в Департамент о неучтенном старинном храме. Департамент проверяет информацию и ставит объект на учёт. Согласитесь, это вполне простая и адекватная последовательность. Но увы, в современной бюрократической машине адекватности остается не так и много… Так уж устроен этот мир.

И в этом мире всё происходит примерно следующим образом.

1.    Отправляем сообщение о неучтенном памятнике. Из Департамента приходит развернутый ответ. ДА, такой объект действительно не состоит у нас на учете (спасибо, я в курсе!). НО, чтобы мы занялись им, от вас требуется подробно изложить всю информацию в специальном бланке заявления и снабдить эту информацию подтверждающими архивными материалами.

Ну ладно, подумали мы. На бланке, так на бланке. С материалами, так с материалами. И пошли работать в архивы. Думаю, внимательный читатель уже в этом месте заметит – что-то идет не так! Ведь поиск и анализ архивных материалов – это и есть «изучение». А, как мы помним, изучение объектов культурного наследия – это работа для департамента, а отнюдь не для «неравнодушных граждан»! У них это «изучение» даже на официальном сайте висит. Но ничего, потерпим…

Наконец, все документы отысканы. Десятки часов неоплачиваемой архивной работы остались позади (хорошо, что для меня это привычное дело, а ведь кто-то другой мог бы уже просто плюнуть и всё бросить). Отправляем правильное заявление на правильном бланке со ссылками на отысканные исторические источники. И очередной ответ не заставляет себя ждать…

2.   Теперь нам сообщают, что в нашей заявке не хватает еще двух чрезвычайно важных элементов. Во-первых, им нужно больше фотографий объекта («разноплановой фотофиксации»), а во-вторых, этим «изучателям» и «выявителям» мало обычных ссылок на архивные документы, им нужны еще и копии этих документов. Интересно, чего ждать дальше? Попросят переписать старинные бумаги печатными буковками, потому что дореволюционная скоропись слишком сложна для их восприятия?

В общем, «неравнодушные граждане» вздохнули и занялись копированием (до нескольких сотен рублей за лист по расценкам госархива) и фотографированием. Местный муниципальный депутат Кирилл Бармашев (респект ему!) не поленился даже съездить на место с квадрокоптером и предоставил снимки объекта с воздуха. Но увы, в итоге мы лишь снова убедились, что реальную работу по изучению исторических памятников у нас готовы выполнять разве что рядовые граждане и муниципальные депутаты. Департамент же предпочитает печатать очередные увлекательные ответы.

3.   На этот раз, после того, как мы учли замечания из предыдущего письма и отправили новое заявление с набором разных фотоснимков и копиями архивных документов – ответ из Департамента оказался столь простым и невозможным одновременно, что после прочтения я поначалу залип в состоянии какого-то гипнотического транса. Наверное, на это они и рассчитывали. Хотели коварным образом парализовать нашу волю к борьбе.

Если же серьезно, то вот он, заключительный ответ:



Что это было, кто-то может объяснить? Какой-то весьма прозрачный намек на то, что нам еще что-то нужно исправить в заявлении? Но до этого они писали о таких вещах вполне конкретно... Может быть, банальная констатация того факта, что они имели счастье лицезреть наши заявки и материалы? Или вообще, попытка аккуратно отвязаться от навязчивых граждан, мешающих серьезным людям работать? Или они просто завели специального робота, который генерирует отписки, случайным образом компонуя цитаты из законодательных актов? Я не знаю, фантазии уже не хватает…

Ну, ничего. Мы не ленивые, мы будем продолжать.

Мы будем и дальше платить свои деньги государственному учреждению за возможность скопировать документы для другого государственного учреждения. Мы будем дальше добровольно трудиться на местности и в архивах. Мы будем использовать все возможные запасные варианты, чтобы оградить частицу нашего исторического наследия. Я здесь живу и мне это важно. Я готов бесплатно делать ту работу, за которую сотрудники государственного ведомства должны, по идее, получать свою зарплату.

Одного только я опасаюсь. Исходя из логики всей этой истории, следующим этапом и сама охрана памятника вероятно тоже будет возложена на нас. С нетерпением жду момента, когда в очередной отписке от Департамента нам предложат приобрести (за свои средства, разумеется) красные повязки дружинников и организовать посменное патрулирование объекта. Это же намного проще и выгодней, чем заморачиваться какими-то учётами и табличками «охраняется государством», правда? Людям надо – пусть люди сами и делают! А что, может так и вправду лучше будет... Только вот и Департамент тогда придется распустить, за ненадобностью.

Нет, ну в самом деле!

Если бы полиция занималась охраной правопорядка так же, как обсуждаемое ведомство занимается «охраной» объектов культурного наследия, то мы ежедневно наблюдали бы следующие курьезные ситуации. К примеру, стоит маленькая одинокая девочка на обочине оживленной автострады. В ста метрах – полицейская машина. Эй, кричим мы, господин полицейский! Скорее туда! Там ребенок потерялся, он в опасности! Полицейский удивленно смотрит на нас и просит для начала подробно, в письменном виде изложить ситуацию. Причем, к этому изложению требуется приложить документы, подтверждающие, что это именно беспомощный ребенок, а не взрослый карлик. И что он именно потерялся, а не просто пошел погулять. Ну, и «разноплановую фотофиксацию»(с) надо не забыть, разумеется. После этого, материалы будут внимательно изучены, потом будут запрошены дополнительные материалы, а потом… впрочем, к тому времени ребеночка уже может сбить фура, и это сразу избавит важного государственного служащего от всей этой канители.

Абсурд? Невозможно? В случае с полицией – действительно невозможно. К счастью, полиция в последние годы работает у нас неплохо. Увы, не могу сказать то же самое про Департамент культурного наследия…

Впрочем, остается и еще одна ненулевая вероятность. Возможно, спустя какое-то время, чиновники радостно отрапортуют о том, что это ОНИ «выявили» очередной памятник старины, ОНИ «изучили» его и поставили на охрану. Материалы-то уже у них, и никаких ограничений на их использование не существует. Ну, в таком случае, останется только предложить им орден за беспримерные трудовые подвиги. За деньги не делать того, что мы делаем бесплатно, а потом хвастаться этой работой, будто своей собственной – это будет достойно самой высокой награды. Впрочем, ежели по мне, то лучше уж так, чем вообще никак. Мы, в конце концов, старались не ради какой-то сомнительной славы, а ради себя, ради своих детей и соотечественников. А совесть чиновников – это их личное дело, нас не касается.

Но в любом случае, очень хочется, чтобы эта совесть у них поскорее проснулась, и они начали делать хоть что-то, кроме написания юридически безупречных ответов на запросы граждан. Самостоятельно и целенаправленно.

Tags: Березки, архитектура, государство, храмы, чиновники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments